25.11.2017 01:08:27

ежедневное общественно-политическое обозрение

Темы дня | Александр Зеличенко Навальный vs Убийца. «Блажен муж, который не идет на совет нечестивых» (Пс.1;1)

 Простите! Честное слово, неудобно об этом писать. Читатели, вроде, все взрослые. А писать приходится о совсем детском.


 Вот передо мною отпетый демагог, врун и просто бандит. Занят ,если не убийствами, то растлением интеллектуально малолетних. Накачивает их злобой, алчностью, неадекватностью... Разрушает страну. Объявляет интересами страны то, что противно ее интересам. И, что много хуже, разрушает душу народа.

Как назвать такого человека? Я в публичном пространстве мат не использую. Но слова "негодяй" или "мерзавец", хотя суть явления передают, достаточным эмоциональным накалом не обладают. Не говоря уж о "личность, находящаяся на самой нижней ступени нравственного развития". В общем, денотат здесь выразить много проще, чем коннотат. Затрудняюсь я с коннотатом. Уж подберите сами...

Итак, вот передо мною такой человек. Не с большой буквы. И звучащий не гордо. Сяду ли я под камеры объяснять ему и его едино... , "-мышленникам" не очень скажешь, ну, в общем, тем, кто довел (или позволил довести – неважно) свою душу до такого же состояния, так вот, стану ли я объяснять этому человеку, что он не прав? Приводить аргументы? Величать "моим уважаемым оппонентом"? Жать руку? Это зная-то, чем она перемазана.
 
Стану. Когда выживу из ума.
 
Почему? Непонятно? Ну, смотрите сами.
 
Во-первых, ни его, ни ему подобных убедить ни в чем нельзя. Словами – уж определенно. Любые обращенные к ним человеческие слова, безотносительно к содержанию слов, эти люди воспринимают, как подтверждение своей правоты. Меня уважают! Это такая ступень развития. Когда слова бессильны. Здесь другие методы убеждения работают. Через страдания. (В этом, к слову, и смысл страданий, мирового зла – ответ Ивану Карамазову). Иначе никак. Надо, Федя! Это я не к тому, чтобы заставлять их страдать. А к тому, что сама жизнь (или другим словом назовите, порелигиозней) об этом заботится. Не оставляет жизнь преступлений без наказаний.
 
Это "во-первых". А во-вторых, и сомневающихся, тех, кто стоит в своем нравственном развитии на пару ступенек повыше, таким разговором ведь тоже ни в чем не убедишь. Наоборот. Повысишь в их глазах ценность противной точки зрения. Значит, есть что обсуждать. Если сам... Тут ведь тоже рациональные аргументы не действуют. Чтобы они начали работать, знаете, как высоко человек должен подняться!
 
Чтобы работать с этой мерзостью, скопившейся в наших душах, есть только один метод. Публичный анализ. Публичный анализ душевного кала. Того самого, которое скопилось в нашей общей, народной душе. Это тот случай, когда нельзя зажать нос – я, дескать, в сортах не разбираюсь. Здесь надо разбираться. Эпидемиологу приходится. Особенно – в разгар эпидемии. А у нас ведь – эпидемия...
Можно и нужно объяснять, в чем состоят интересы России (я не об одной только РФ: не одни мы – Россия, да и не столько мы сегодня Россия, Украина сегодня Россия куда больше нас; и Грузия – больше; и, кажется, даже Белоруссия; я уж не говорю про Прибалтику). Можно объяснять, почему главный интерес России – быть любимой миром. Почему интерес России – в чистоте души. Почему экспансия наша может быть исключительно экспансией нашей прекрасной души. А не силовым навязыванием нашей мерзости. Границы растут, когда привлекательно то, что внутри границ. А страна, превращенная в общественную уборную, обладает только одной привлекательностью. Можно рассказывать, что главная наша задача – вычистить наш сортир. И что на сегодняшний день у нас нету других забот. Потому что без этого стране родной не жить.
 
Обо всем этом можно (и нужно) говорить. Только не в жанре дискуссии. В жанре анализа.
 
А чем чревата дискуссия? Кроме легитимизации бандитизма госполитики и легитимизации бандитизма души, питающего госполитику? Еще она чревата, например, таким образом нашей политической оппозиции: "А, оппозиция Путину? Знаю-знаю... Это тот, кто ручкается с террористом, сбившим "Боинг". Как же – знаю. Что говорите? Вы тоже оппозиционер? Понятно, понятно...".
 
Для кого я всё это пишу? Для единственного настоящего Леши? Ни в коем случае. Он недалеко ушел от своего оппонента, раз готов с ним общаться. Значит, и с ним слова так же бессмысленны.
Но беда наша не в нашем Леше. Беда наша в том, что масса на первый взгляд более-менее адекватного народа за Лешу горой. И за всё, что Леша ни сделает. И уже от вполне нормальных, кажется, людей начинаешь слышать про разговаривать надо со всеми.
 
Говорить-то надо со всеми. Но со всеми – по-разному.
 
Детская, казалось бы, вещь. Но приходится объяснять. Извините...
 

Сделать репост в соцсети:

новости

новости | раздел

Против поэта-вольнодумаца из Орловщины Александра Бывшего возбуждено третье уголовное дело

19.11.17

 19 октября с Александра  местным ФСБ была взята подписка о невыезде из Кром (поселок в Орловской области, где он живет со стариками-родителями)...

новости | раздел

Айдер Муждабаев : Макаревич решил заменить «крымнашиста-клавишника» на гастролях в Киеве

11.11.17

 Айдер Муждабаев сообщает, что на гастролях «Машины времени» в Киеве клавишник группы Андрей Державин, подписавший в 2014г. «...

новости | раздел

Журналист Муждабаев предупреждает, что украинские патриоты блокируют проведение концерта «Машины времени» с «крымнашистом» А.Державиным

23.10.17

 Айдер Муждабаев обратился к лидеру группы , другу Украины, Андрею Макаревичу с просьбой заменить на время гастролей в Украине клавишника группы...

блоги

карикатура недели

Валерий Отставных

журналист

11.09.2017 18:14

Матильда или Смерть?

Екатерина Мальдон

гражданская активистка

02.02.2017 13:25

Хотите политубежища в цивильной Европе? Добро пожаловать к батьке в Беларусь!

Андрей Пионтковский

политолог

26.10.2016 10:40

Путин проиграл все свои внешнеполитические войны

Михаил Аншаков

правозащитник

28.10.2017 14:43

Все было хорошо пока не пришла Собчак

08.10.2017

цитата дня

 У ФСБ, как сталь, рука крепка.

Чекисты наши трудятся на славу...
Наследница вампирши-ВЧК
Пьёт кровь из всех, кто власти не по нраву.
 

А.Бывшев, поэт