18.12.2017 12:30:58

ежедневное общественно-политическое обозрение

Аналитика | Евгений Ихлов Первые итоги 7 октября

 Итак…


 1. В обществе одновременно действуют две логики оппозиционирования - революционная и системная. Причём, между ними вспыхнул конфликт. Речь, конечно, идёт о склоке между Новой оппозицией Навального и Старой демократической оппозицией Явлинского.

Скажу сразу два определяющих тезиса:

- как «мыслящий тростник», как управленец министерского уровня и как носитель определённых ценностей Явлинский для меня во главе страны был бы куда предпочтительней, нежели Навальный; более того, предпочтительность Явлинского вызвана объективными причинами: уже года полтора я развиваю идею о взаимодействии двух социокультурных наборов - Лучшего из Прошлого (каковым является советская демократическая интеллигенция) и Худшего из Будущего (каковым являются «фундаменталисты» следующего исторического цикла российской истории, «старые большевики» того самого «2042 года» Войновича и «Дикарки» Бушкова) - совершенно понятно, какой из этих наборов является базой Явлинского и Гудкова-мл., а какой Навального и Мальцева...
 
- поскольку мы входим в новый революционный период отечественной истории (консервативный себя исчерпал - тут в обществе консенсус, в рамках путинизма ни мобилизационные, ни оттепельные реформы не возможны - тут также консенсус), то действия в рамках революционной логики адекватнее, чем системные, как и в 1988-91 годах, поэтому у Навального (или его преемника во главе Новой оппозиции) есть политическое будущее, а у Явлинского или Гудкова-мл. - есть только славное прошлое.
 
2. Конфликт явлинцев и навальнианцев также объективен, как конфликт народников (эсеров) и российских социал-демократов 120 лет назад - народники хотели, радикально сменив государственный строй, сохранить и использовать архаические основы русской цивилизации, прежде всего, общину («киббуциизировав» её), а социал-демократы  хотели уничтожения «российской особости», в современных понятиях - её «латиноамериканизации», ещё точнее, её «мексиканизации», «кубизации».
 
Различие явлинцев и навальнианцев могло бы очень помочь явлинцам-гудковцам - их «системность» по контрасту с навальнианцами должна была и уже вознаграждается, и не властью, а именно социумом, ещё тяготеющем к центризму. Точно также, как в 1990-91 годах социум вознаграждал своим голосованием демократических деятелей, более умеренных, чем Новодворская, хотя, получив поддержку, эти деятели как раз и начинали выполнять её программу.
 
К сожалению, в отличие от 1905 или 1990 годов, когда оба крыла социалистов или оба крыла демократов, избегая полемики, вместе сражались с режимом, сегодня явлинцы развязали против Навального пропагандистскую войну, уместную в период соревнования оппозиционных доктрин, но совершенно неуместную во время борьбы за власть между оппозицией и режимом.
 
Это как на рубеже лета 1990 года, когда лозунг обеспечения многопартийности (сахаровское «долой 6-статью!») сменился на лозунг департизации, т.е. уничтожения КПСС как организационно-политического и идеологического фактора вообще. Что через год и произошло. Так и сейчас дискуссии об оптимальной форме оппозиционной организации смещаются в сторону обсуждения оптимальных форм люстрации правящего истеблишмента.
 
Здесь стоит напомнить, что горбачёвское руководство в принципе неплохо подготовилось к «многопартийности» - имея в руках все властные административные рычаги, контроль над силовиками (через парторганизации) и формальное большинство почти во всех советах, они ещё и разворачивали партийную (внеминистерскую) олигархическую экономику, с соответствующим - уже «западно-буржуазным» контролем за медиа и общественной жизнью.
 
При этом наличие управляемо-шокирующей оппозиции - Жириновский, Общество «Память», российская республиканская компартия Полозкова - делало КПСС взвешенными центристами и умеренными прогрессистами. В этих условиях смахнуть с политической сцены перессорившихся либеральных интеллигентов было делом времени.
 
Стоит напомнить, что не менее жестокая дискуссия как сейчас 27 лет назад шла внутри Демократической партии России - между её председателем Николаем Травкиным и соучредителем и лидером либерально-консервативной оппозиции Гарри Каспаровым. Травкин исходил из того, что сложившаяся ситуация демократической оппозиционности надолго, и демократам надо сотрудничать с коммунистами в советах, а требования свержения КПСС - губительная авантюра. Каспаров исходил из приведённых мною резонов о потенциальной обречённости демократов при сохранении инерционного сценария и поддерживал разворачивания массового антикоммуничтического и антиимперского движения, включая политические стачки (как раз тогда против правительства Николая Рыжкова и тогдашней олигархизации вовсю бастовали шахтёры).
 
Спор разрешила сама жизнь - августовский путч 1991 года также подтвердил правоту тех, кто убеждал в невозможности мирного сосуществования демократов и КПСС, как августовское выступление Корнилова в 1917 году подтвердило правоту большевиков, твердивших о невозможности союза демократических социалистов и либералов.
 
3. Но отойдём от теоретизирования. 7 октября Навальный провёл репетицию революции. Именно по стилю политического действия - права не ждут, права берут... Этим, а также социодемографическими характеристиками участников акции, он фактически стал повторять Лимонова времён коалиции «Другая Россия» (2006-2010) - Марши несогласных и «Стратегия-31». С Удальцовым я Навального не сравниваю, потому что Эдуард Вениаминович, в отличие, от Сергей Станиславовича, ни на каких «старших товарищей» из КПРФ не оглядывался.
 
И, как мы поняли по событиям декабря 2011 года, именно такой алгоритм протеста был наиболее адекватен, он приучал тысячи и тысячи к нормальности и правильности массовых протестных акций, даже конфронтационных.
 
Когда глава избирательного штаба Явлинского выступил с гадостью про Навального, провоцирующего «драки с ОМОНом», то на самом деле, эту гнусность, приравнивающую избиваемых демонстрантов к карателям, надо понимать именно как осуждение революционного пути в принципе. ОМОН здесь эвфемизм системы.
 
Не надо призывать к драке с Путиным, надо поддерживать Явлинского на выборах, тем более, что сам Григорий Алексеевич неоднократно уже заявлял о своей неизбежной победе на президентских выборах 2018 года (потом ведь всегда можно сказать, что либо «победу украли», отломив от 53% - 50, либо, что имелась в виду «моральная победа»)...
 
Альтернативу «драки» чётко указал Лев Шлосберг: забыв, что 1 апреля 2018 года, во втором туре, Явлинский «уже избран президентом», он выстроил шаткую конструкцию - находится некий честный прогрессист, который выставляется на губернаторских выборах (а благодаря петиции Явлинского уже отменён муниципальный фильтр), выигрывает, делом доказывает своё преимущественно перед представителями партии власти, и с накопленным авторитетом идёт на президентские выборы, побеждает и начинает проводить...
 
Не надо смеяться, именно так шли к власти западные социалисты, как раз за поколение они проходили путь от всеми травимой "секты" смутьянов, до респектабельной парламентской фракции, поставляющей и министров, и потом - ещё через поколение - и премьеров...
 
4. Понятно, что Путин очень не хотел, чтобы его и без того безрадостный юбилей сопровождали кадры полицейского насилия, окровавленных лиц, беззащитных женщин и юных отроков в лапах кровожадных омоновцев. Ему очень не хотелось соревноваться с репортажами из Каталонии. Тем более, что Мадрид за свой карательный разгул извинился, и укрыться за испанской мясорубкой оказалось невозможно.
 
Посему после положенных отказов и запугиваний, для обоих столиц объявили сатурналии (древнеримский «карнавал вседозволенности» для рабов): даже шутовской ремонт Марсового поля, где на облупившиеся скамейки лепили бумажки «окрашено», был завершен к середине дня. 
 
Оказалось, что Навальный «толкает» не на драки с ОМОНом, а лишь на унылое трезво-студенческое слоняжничество под дождём на Пушкинской площади и на Марсовом поле.
 
Полагаю, что Гудков-мл. 6 октября спешно отбывший в Берлин по неотложным делам, теперь несколько раскаивается в том, что лишил себя возможности красиво выступить на вечные темы вреда коррупции и пользы здорового образа жизни (извините - демократии и гражданского общества) перед множеством теле- и видеокамер...
 
И тут включилась революционная логика действий. Если власти так шутя разрешили то, в чём перед этим упорно отказывали - в нормальном митинге на Пушкинской площади Москвы или на Марсовом поле (которое даже лишили статуса «гайд-парка»), то почему бы и не взять побольше. Москвичи с нестройными, но радикальными скандированиями (Не-Димон оказался прочно забыт - главной мишенью критики стал прикрывший его юбиляр, что подтвердило правильность прогноза о неминуемой радикализации протеста) прошлись по Тверской до Манежа, а потом, уткнувшись в оцепление - вернулись на Пушкинскую... Тут питерским товарищам явно стало завидно, и они, в свою очередь превратили скучное тусование на Марсовом поле в уличное шествие.
 
У расточавших угрозы в бессмертном шедринском стиле «не потерплю» властей Северной Пальмиры терпение иссякло и была брошена вход росгвардия (по старому - ОМОН). И случилось именно то, что так хотели избежать - пошли «каталонские» кадры» окровавленных и избитых. Росгвардии явно было велено остановиться, но тут уже их стали нагонять демонстранты, переходя от улицы на улицу и так до Дворцовой площади... 
 
Что характерно - юридически это было расценено не как нарушение порядка проведения публичных мероприятий, не как беспорядки, но как не очень значительное нарушение ПДД, заслуживающее лишь заботливо предупреждения о недопущении впредь...
 
Поэтому непонятно, как можно было судить перед этим за призывы к несогласованным акциям, когда всё оказалось на изумление быстро и без ненужной формалистики согласовано. 
Вот это и есть революционная реализация прав...
 
Но - как и всегда бывает во время революций, даже микрореволюций, раскачка продолжилась - точно также как московский марш по Тверской вдохновил на питерский - по Литейному и Восстания, так и сообщения о питерских избиениях подтолкнули москвичей на попытку вернуть традицию «оккупаев» мая 2012 - и уже последние полбатальона храбрецов решили занять Манежную площадь... Изгнанные оттуда, неся потери схваченными бойцами спецполка, но отважно настроенные, они отправились на Маросейку - выручать из отдела внутренних дел своих товарищей. Будь их в сто раз больше - они бы взяли Бастилию.
 
Будь больше хотя бы в десять раз - отдел... Как это было в начале 60-х при рабочих выступлениях в Новочеркасске, Александрове (Владимирской обл.), Куйбышеве, Днепродзержинске и Ярославле, когда у милиции отбивали избиваемых задержанных или мстили за забитых насмерть... Потом разбирается оружейка...
 
Но ничего этого не понадобилось - всех задержанных отпустили к моменту начала работы метро (дескать, мы просто следили, что бы эти достойные юноши не простудились ночью под дождиком, переночевали в тепле - и по домам - где горячая ванна и горячий кофе), даже не составляя протокола...
 
Таким образом, наша «революционная репетиция» совершенно явно расширила пределы того пользования свободой, которое уже воспринимается как должное...
 
И теперь, я надеюсь, понятней станет, почему на Западе интеллигенцией уже 60 лет называют именно радикальных студентов. И кстати, «лозунг Тверской»: «Четвёртый срок - тюремный!», начинает наполняться сахаровской конкретностью 1989 года.
 
В последний час: поскольку, как мы знаем с детства, "Есть у революции начало, нет у революции конца", то днём 8 октября возобновились попытки "Оккупай-Манеж", решительно пресечённые по причине малочисленности и окончания "юбилейных сатурналий", и есть сообщения о очень небольшом сборище в Санкт-Петербурге - на Дворцовой площади... Словом, как писал Лимонов 8 лет назад, "Стань Вьетнамом сопротивления"...
.
Замечание одного из моих постоянных читателей.
 
"По иронии истории, день принятия брежневской конституции [7 октября, той самой, с 6-ой статьёй о политической монополии КПСС, отменённой академиком Сахаровым], стал днём конца конституции "ельцинской" (она же "шахраевско-алексеевская", она же "путинская", она же "конституция суверенной демократии", она же Элла Кацнельбоген - воровка на доверии). Рухнула как основа властной легитимности, похоронив под собой как системную парламентскую "оппозицию", так и остатки непарламентской позднеельцинской демократии. В историческом споре между ДемРоссией и ДВР-СПС [самой первой демократической "партией власти" - гайдаровской] пусть и посмертно, побеждает ДемРоссия."
 

Сделать репост в соцсети:

новости

новости | раздел

Форум «Свободная Россия» попросил FIFA отменить проведение чемпионата мира по футболу в 2018г. в РФ

16.12.17

 Мотивация просьбы очевидна. РФ сегодня является, наряду с Ираном и КНДР, государством, которое провоцирует цивилизацию на новую мировую войну....

новости | раздел

Против поэта-вольнодумаца из Орловщины Александра Бывшего возбуждено третье уголовное дело

19.11.17

 19 октября с Александра  местным ФСБ была взята подписка о невыезде из Кром (поселок в Орловской области, где он живет со стариками-родителями)...

новости | раздел

Айдер Муждабаев : Макаревич решил заменить «крымнашиста-клавишника» на гастролях в Киеве

11.11.17

 Айдер Муждабаев сообщает, что на гастролях «Машины времени» в Киеве клавишник группы Андрей Державин, подписавший в 2014г. «...

блоги

карикатура недели

Валерий Отставных

журналист

11.09.2017 18:14

Матильда или Смерть?

Екатерина Мальдон

гражданская активистка

02.02.2017 13:25

Хотите политубежища в цивильной Европе? Добро пожаловать к батьке в Беларусь!

Андрей Пионтковский

политолог

26.10.2016 10:40

Путин проиграл все свои внешнеполитические войны

Михаил Аншаков

правозащитник

28.10.2017 14:43

Все было хорошо пока не пришла Собчак

28.11.2017

цитата дня

 Забудьте вы уже слово «выборы»! Право на выбор нам надо завоевать (ну, если кому надо). А пока что мы заложники в плену у бандитов. Это надо повторять себе с утра, вставши у зеркала. Заложники в плену у бандитов. Тоскливо? Кто бы спорил. Но позора в этом как раз нет: позорно делать вид, что все в пределах нормы. Адекватное восприятие реальности огромный первый шаг в завтрашний день. А если у вас есть общие планы с администрацией концлагеря, вам никогда не выйти на свободу.

Виктор Шендерович, писатель, публицист