20.09.2019 12:50:05

ежедневное общественно-политическое обозрение

Аналитика | Евгений Ихлов КрЫм и Третий РЫм (#ходорковскийкрым)

 Есть слова, которые взрывают отечественный дискурс надежнее всего. Среди них – «Крым».

 


Но я сознательно подбрасываю дровишки в уже затухающий очаг полемики, разбуженной перепиской Айдера Муждабаева и Михаила Ходорковского.

Скажу сразу, что, во-первых, полностью на стороне журналиста, и что, во-вторых, то, что для одного боль его народа, вновь оказавшегося во власти тоталитарного режима (может, во всей Эрэфии тоталитаризм больше «дразнится», но на Полуострове он вполне такой вполне оформившийся, и если не сталинского-гитлеровского размаха, но муссолиниевско-брежневского масштаба вполне), то для другого – внезапная досадная помеха на стезях так, казалось бы, хорошо рассчитанной консолидации вокруг так любимых политологами «бесспорных тем».

Но начну я издалека. В июне 1967 года Израиль определял варианты ближневосточного конфликта на полвека вперёд. Только что закончилась Шестидневная война – это был невиданный триумф, вернувший евреям мира уверенность и единство, это была гарантия существования еврейского государства в будущем, и это был урок Западу – умелый и мотивированный солдат может громить армию, вооружённую новейшим советским оружием (так что не готовьте заранее пути отхода к Рейну и Ла-Маншу).
 
Перед Израилем был выбор – стать империей или принять план полководца и социалиста генерала Моше Даяна – создать произраильское марионеточное палестинское государство. Как известно, был выбран имперский путь, которым еврейское государство шло четверть века, пока не поняв окончательно, что из евреев империостроители дурные, не попыталось переиграть историю, вернувшись к варианту Даяна.
 
Но имперский выбор был запрограммирован выбором «иерусалимским».
 
Почти никто не сказал бы и слова, если бы в состав израильской (западной) части Иерусалима были бы включены старый Еврейский квартал, осаждённое население которого было выдавлено в 1948 году Арабским легионом Трансиордании и боевиками «Хизб ут-Тахрир» [уже только за это заслужившей запрещение российским судом].
 
Не было бы протестов, если бы были учтены просьбы о включении в расширенный муниципальный округ Иерусалима жителей христианский кварталов Старого города, в первую очередь, армянского.
 
Израиль получал главный национальный символ – Котель (Западная стена Храма или Стена Плача), а очень мало посещаемая иудеями Скала Шетия в мечети Купол Скалы и Аль-Акса - оставить в распоряжение иорданского муниципалитета.
 
Восточные арабские кварталы стали бы Аль-Кудсом – новой столицей нового палестинского государства, а потенциальные герои палестинской революции стали бы кинетической коррумпированной бюрократией. Как это и произошло три десятилетия спустя.
 
Но в этот момент Израиль революционно сменил свою легитимацию – вместо собирания евреев и обеспечения безопасности евреев (восстановление исторического Еврейского квартала и улучшение позиций времён Войны за независимость 1948-49 годов вполне могло трактоваться в русле решения этих задач) пришла мистическая миссия восстановления Библейских границ.
 
Поэтому в западноиерусалимский муниципалитет (ставший столицей) включили весь Восточный Иерусалим, а граница (линия критского перемирия 1949 г.) старательно «размывалась», новыми рубежами еврейского государства стали линии прекращения огня 1967 года.
 
Так энтузиазм заставил выбрать один из самых радикальных вариантов. Теперь, когда весь Иерусалим окружён новыми еврейскими кварталами, а внутри Иудеи и Самарии появились крупные поселенческие блоки, в которых живут уже 300 тысяч израильтян, уже ясно – Израиль никогда не пойдёт на раздел Иерусалима.
 
Принудить ракетно-ядерное государство, надежного союзника аравийских монархий от исламистского радикализма – невозможно. 
 
А израильский «абстрактный пацифизм» был расстрелян ракетами Хезболлы в июле 2006 года. Более того, учитывая общественный раскол после ухода из Сектора Газы и разрушения аванпоста Амона, понятно, что новый раздел Иерусалима будет воспринят как недопустимое национальное поражение.
 
Ну, а теперь в Крым.
 
Когда в начале марта 2014 года окончательно решался вопрос, что делать с Полуостровом – превращать в марионеточную почти суверенную автономию, или превращать в «бутерброд с колбасой», то также решалась судьба России на десятилетия. Конечно, судьба Украины тоже, но Украина в итоге всё равно была бы целым и прозападным государством, рано или поздно, а вот русский народ оказался на судьбоносной развилке.
 
Если бы Москву интересовала «мягкая» интеграция «Русского мира» (российского цивилизационного ареала), то был бы выбран довольно изящный вариант.
Крымская Верховная рада восстанавливает машковскую конституцию 1992 года. 
 
Слабая революционная администрация, видя, что претензии на резкое поднятие суверенности подкреплены двумя российскими дивизиями на базах, смиряется с реалиями. Тем более, что крымчан поддерживают только что сдавшие с потрохами Януковича «регионалы». 
 
Затем, уже голосами экс-регионалов и крымских депутатов, проталкивается либо федерализация (суля и западным областям суверенную защиту от киевского «космополитизма»), либо полуавтономизация Донбасса и Луганска - с введением в регионах официального двуязычия, что равноценно полной их русификации.
 
В Раде сохраняется крупный русскоцентричный блок, блокирующий революционные инициативы, конституционно «разрыхляющий» Украину, и, довольно скоро, Киев, подобно перезревшему плоду падает в руки Москвы. При этом <клинически глупые> западные идеалисты довольны такой старательной защитой прав языковых меньшинств, а <клинически умные> западные циники – что нашёлся некто, взявший на себя бремя опеки над нищей, вороватой и бунтарской окраиной Европы.
 
Но в марте 2014 года преимущественно решалась судьба не Украины, а России. «Приплытие в родную гавань» сразу же перешибло любое недовольство, ввело в смертельный клинч либералов-западников и широкие народные массы.
 
У России появилась национальная идея (или её гениально сделанный симулякр). Мартовский аншлюс 2014 года, как и мартовский аншлюс 1938 года показал народу, что держава восстанавливается.
 
Возникла фантастически привлекательная идея новой легитимации власти – как «собирателя русских земель» (формула, намертво вбитая в школьные мозги): «мы долго молча отступали, досадно было…»; и как хранителя вновь обретённой русской сакральности – «Херсонес=Храмовая гора». Потом всё это развеялось, но впечатление эпического достижения осталось.
 
Россия получила психотерапевтическое утешение за развал большой империи: «пьяный» Хрущев, «отдавший» Крым - это заместитель «пьяного» Ельцина, «отдавшего» Советский Союз.
 
Поэтому Россия не отдаст Крым никогда.
 
То, что отдаст, будет:

- либо конгломератом русскоязычных государств, жители которых, занимая ночью очереди, чтобы отоварить карточки, равнодушно примут к сведению радиосообщение о вступлении в Севастополь и Симферополь украинских десантников; 
- либо капитулирующей, в том числе, перед украинским миротворческим контингентом временной администрацией, готовой, как руководство Германии в ноябре 1918 года или Франции в июне 1940 года, пойти на уступки, ещё ранее неслыханные…
 
В любых иных условиях «вторая утрата» Крыма станет для русских национальной катастрофой. Крымская эпопея совпала с критической точкой в трансформации русского имперского менталитета на этнонациональный (свидетельством чего стало и дружное отторжения самой концепции «россиянства»).
 
Русским очень важен с плачем бросившийся на грудь тёплый морской винодельческий курорт.
 
Но при этом - полное равнодушие к судьбам русскоязычного украинского Востока, русских Латвии и Эстонии, и ко всё большему дистанцированию от России Белоруссии, до присоединения которой лет двадцать назад буквально считали дни. 
 
Лучшим свидетельством краха идеи имперской экспансии являются трагикомические парады ветеранов донецко-луганских фронтов.
 
Но Крым – это последний якорь, удерживающий баркас русского национального самоуважения, которого ветра и волны жестокого мира рвутся унести навстречу финансовым и политическим бурям. 
 
Существуют действительно сакральные для сознания символы. Израиль расстался с Газой, Иерихоном, Рамаллой и Вифлеемом. Но за целостность Иерусалима будет биться до последнего.
 
Российское общество, не моргнуло и глазом, когда Ельцин и Путин отдавали Китаю острова, в том числе, знаменитый Даманский, обильно политый кровью пограничников в марте 1969 года. 
 
Но вокруг Южных Курил – сильнейшая истерика, хотя все знают, что эти острова были японские, что с них выселили японское население и остались японские могилы, что их нельзя даже рассматривать как компенсацию за огромные военные потери, в отличие от также «трофейной» Восточной Пруссии, поскольку советское вторжение в Маньчжурию и десант на Курильскую гряду были уже после капитуляции Японии.
 
Даже Чечню не решились отпустить, поскольку такое решение немедленно привело бы к инициированному «левопатриотическим» большинством импичменту Ельцина. И какие бы деньги, не раздавала исполнительная ветвь среди законодательной, «смазка», исправно помогавшая утверждать премьеров и бюджеты, тут вряд ли бы помогла.
 
Умные люди ссылаются на Бахтина, открывшего бинарность русской культуры, т.е. её способность после прохождения кризиса менять/переворачивать ценностные полюса, и на Ахиезера, детально описавшего этот процесс как «косу инверсии», тщательно срезающую все социокультурные установки предшествующего исторического цикла.
Но тщетны надежды, что крах путинизма поднимает вверх настолько благородных антиимперцев, что подобно русским демократам 1990-91 годов, они признают украинские права на Крым также, как четверть века назад была признана суверенность и независимость частей бывшей империи.
 
Ни один свободно избранный российский парламент, заседающий в сравнительно ординарных условиях, не расстанется с Крымом.
 
Точно также, как ни один состав рейхстага до 1919 года не был готов расстаться с Эльзасом и Лотарингией. Даже на 3/4 социал-демократический.
 
Рейхстаг не согласился бы даже на проведение референдума, итоги которого были очевидны – французы восточной Лотарингии и западного Эльзаса голосуют за возращение к Франции, немцы/немецкоязычные восточного Эльзаса выбирают второй рейх или диалектно и исторически родственную Швейцарию (но главный приз войны 1870 года для Пруссии - именно угольные и железорудные шахты Лотарингского бассейна, идеально дополняющие Саар).
 
Но всё сказанное вовсе не исключает необходимости для российской оппозиции чёткой правовой позиции по Крыму.
 
Её непопулярность вовсе не исключает электорального успеха.
 
Хитрое сознание избирателя при необходимости легко блокирует политическую рефлексию. Выступающий в марте 1991 года против сохранения «обновленного Союза» Ельцин имел такую же поддержку, как и оное сохранение. Россияне спокойно одновременно голосовали и за Союз, и за введение поста всенародно избираемого президента России, усиленно «не понимая», что второе гарантированно разрушает первое, ибо не могут быть в одной единой стране и президент 250 миллионов, и президент 150 миллионов.
Зато у «антикрымской» партии будет престиж респектабельной политической силы, фанатично уважающий международное право и отрицающей дешёвый популизм и национализм.
 
А это хорошая рекомендация для солидных министерских постов, особенно связанных с экономикой и контактами с внешним миром. В сопоставимых сравнениях для Запада – сторонник однополых браков, но блестящий организатор финансового оздоровления или восстановления экономики депрессивного мегаполиса.
Приверженность направлению «крымненаш» может стать даже признаком эдакого политического аристократизма.
 
И ещё напоследок. Не стоит считать, что Крым быстро уйдёт на периферию сознания. Он стал фоном, как и любая основа идентичности - незаметен, но всё определяет.
Как для французов 40 лет всё определяла утрата Эльзаса-Лотарингии, как для японцев - вопрос северных территорий, для евреев и арабов - спор об Иерусалиме.
 
И это не курьёз массового сознания. Во времена Второго рейха эльзасский вопрос мог вообще не фигурировать в политических битвах, но все разумные люди понимали - он стал осью европейской, а значит и мировой политики, определяет всю конфигурацию блоков и коалиций, а главное - неминуемо влечёт Германию к новой, теперь уже общеевропейской войне, в которой у неё будет участь Наполеона - быть врагом всех.
 
Не стоит также искать убежища в хитроумных увёртках.
 
Не хочу вновь погружаться в международно-правовые коллизии, но право на самоопределение коренного на Полуострове крымскотатарского народа приоритетней права на самоопределение русской общины Крыма, поскольку русский народ своё право на самоопределение реализовал, а право на отделение русская община не имеет, ибо гонениям и дискриминации не подвергалась, более того даже имела автономию.
 
Поэтому призывы к «честному референдуму» означает дать право русского большинству узаконить «перетаскивание» в Эрэфию тех, кто выбрал для себя украинскую политическую нацию, в первую очередь, крымских татар и украиноязычных.
 
Это как попытка общего собрания кооператива большинством голосов принять решение выселить жильцов приватизированной квартиры и передать «очередникам». Незаконность такого не изменится от того, что удалось вскрыть дверь квартиры, подселить в одну из комнат своего человека, подкупленный участковый на жалобы не реагирует, а нерадивый судья всё откладывает дело…
 
Такая же демагогия – призывы к международной конференции. Любая такая конференция сведётся к выяснению: сколько Киев согласиться взять за отказ от Крыма ("слитым" Донбассом, деньгами, углеводородами…), и насколько удастся «развести» западников, чтобы они согласились оплатить Украине вергельд – дабы уже всё успокоилось…
Все эти идеи вызывают такое же презрительное недоумение, как разглагольствования российской дипломатии о том, что «пусть сам сирийский народ выразит своё отношение к президенту Асаду на демократических выборах».
 
 
Отвечая на вопросы Муждабаева об отношении ОР ( движение "Открытая Россия", учрежденное Михаилом Ходорковским в РФ- ред.) к проблеме Крыма, Ходорковский использовал такой, как многим кажется, сильный полемический прием.
 
Что, дескать, чего Вы, уважаемый, от нас хотите:? Чтобы мы установили диктатуру и вернули Крым против желания народа РФ? Или чтобы мы ждали пока у народа РФ проснется совесть и он сам захочет Крым отдать, а до той поры власть не меняли?
 
Третьей альтернативой МБХ видит как раз реал-политик: заигрывая с народным коллективным жлобством, власть приобрести. В смысле: если мой народ хочет Крым, я дам ему Крым. В обмен на власть.
 
Так думают сегодня ВСЕ политики, претендующие на голоса протеста. (Замечу в скобках, что почему-то это коллективное жлобство, этот групповое охотнорядство пытаются называть "имперством". Тем самым нейтрализуя этическую оценку. Какое там имперство, какое величие – обычное жлобство: желание урвать, прихватить, отжать.)
В чем ошибка МБХ? И не только его, но и Явлинского, и Мальцева, и Касьянова, и Навального... Ведь, казалось бы, всё разумно – искусство возможного.
 
Ошибка в том, что они полагают, что протестующий избиратель захочет сменить шило на мыло. Ну, чем лучше все перечисленные Путина? Если, конечно, не считать, что мордашки симпатичней и что Путин порядком надоел. Чем лучше Путина тот же МБХ?
 
Чеченские войны – первый маркер порядочности. Порядочные люди здесь бескомпромиссны. Как Стомахин. Путин развязал (с согласия Ельцина, не надо забывать!) вторую. Ходорковский поддерживал тогда, поддерживает и сегодня.
 
Кооператив "Озеро" со всеми вытекающими из него потоками. Это у Путина. А у Ходорковского был "Юкос". И его потоки. МБХ и сегодня считает это своей собственностью.
Крым. Путин – не отдадим, только через мой труп. И Ходорковский – то же самое.
 
Говорение правды. Путин: ложь должна быть чудовищна. И Ходорковский готов говорить народу всякие приятности в расчете, что за эти приятные вещи народ за него проголосует.
 
Вот я, протестный избиратель, и прикидываю: а зачем мне менять одного на другого? Просто чтобы сменить на что-нибудь? Чтоб была сменяемость власти? Так ведь это сменяемость не власти. Это сменяемость маски. Власть остается по сути той же: лживой защитницей воров, готовой проливать кровь, если без этого не защитить.
 
Нет, не буду я голосовать за Ходорковского (Явлинского, Мальцева, Навального, Касьянова). И не просто не буду. Но и все силы положу, чтобы и другие не голосовали. Почему? Чтобы не обманывали все мы себя ложными надеждами. Чтоб не транжирили бестолку бесценный протестный потенциал своих душ.
 
Что же я за путинец такой тогда получаюсь? Никакой не путинец. ВВП не лучше МБХ. Может и хуже. Помните, у Бродского в "Письме римскому другу"? Про ворюгу, который милей? И менять нам президента необходимо. Только этого мало. Менять надо не только Путина. Это не та цель. Менять надо путинизм. И не на что попало. А на другую систему общественного устройства. С другими приоритетами – запретом на ложь, воровство, растление и прочие красоты нашей жизни – всего того, что мешает развитию общества и каждого человека.
 
Но как же это сделать? Если народ не хочет? Не силком же его. И не ждать же пока народ сам сделается ми-ми-ми.
 
Конечно, не ждать. Не ждать. А работать. Объяснять тем, кто не понимает, беспросветность того места, в котором мы оказались. И показывать направление, в котором можно увидеть свет.
 
Народ хочет. Но не понимает – как. Не верит, что возможно. И боится (и мало еще боится) снова оказаться одураченным. Вот и надо объяснять, как это возможно. И – как не оказаться одураченным.
 
В этом и состоит ЕДИНСТВЕННАЯ РЕАЛЬНАЯ политическая работа сегодня.
 
Сколько на это уйдет времени? Чтобы поняли если не все, то хотя бы половина общества?
А мы не знаем – сколько. Скорость распространения идей бывает разной. И особенно – в наш информационный век. Может – это произойдет и быстро.
 
Но нам не нужно пытаться ПРОГНОЗИРОВАТЬ сроки. Нам нужно ПРОЕКТИРОВАТЬ свою работу так, чтобы сроки ее выполнения были минимальны. Нам нужно оптимизировать СВОЮ эффективность, эффективность своей РАБОТЫ. А не гадать, мечтать и грезить о том, как – счастливо или несчастливо – сложатся для нас обстоятельства.
 
Они сложатся так, как мы сами их сложим.
 

Сделать репост в соцсети:

новости

новости | раздел

Журналист Айдер Муждабаев не исключает, что после «выборов» Путин может быть официально «помазан на царство» РПЦ (МП)

05.01.18

 По мнению Муждабаева в психике Путина смешалась, как нажива к деньгам, так и завышенная самооценка, мистическо-православно-сакральное ощущение...

новости | раздел

Участники Движения «14%» подали уведомление о проведении 26 декабря 2017г. массового пикета в поддержку политзаключенных

22.12.17

Организаторы предложили мэрии альтернативные площадки для проведения мероприятия: Лермонтовский сквер (м. Красные Ворота); Площадь Краснопресненской...

новости | раздел

Форум «Свободная Россия» попросил FIFA отменить проведение чемпионата мира по футболу в 2018г. в РФ

16.12.17

 Мотивация просьбы очевидна. РФ сегодня является, наряду с Ираном и КНДР, государством, которое провоцирует цивилизацию на новую мировую войну....

блоги

карикатура недели

Валерий Отставных

журналист

11.09.2017 18:14

Матильда или Смерть?

Екатерина Мальдон

гражданская активистка

02.02.2017 13:25

Хотите политубежища в цивильной Европе? Добро пожаловать к батьке в Беларусь!

Андрей Пионтковский

политолог

26.10.2016 10:40

Путин проиграл все свои внешнеполитические войны

Михаил Аншаков

правозащитник

28.10.2017 14:43

Все было хорошо пока не пришла Собчак

28.11.2017

цитата дня

Теперь на конкретном примере, я убедился, что правосудия в Украине нет. Под прикрытием судей действуют откровенные марионетки, обслуживающие интересы различных чиновников всех рангов и исполняющие их политические заказы. Все это жутко попахивает гибридной и пока еще мягкой путинщиной

Юрий Шулипа, директор Фонда эффективной демократии (Украина)