18.12.2017 12:36:03

ежедневное общественно-политическое обозрение

Аналитика | Алексей Лапшин Мое отношение к октябрьскому восстанию 1993 г. не изменилось

 Изменилось ли моё сочувственное отношение к октябрьскому восстанию 1993 года? 


 Такой вопрос возникает в связи с новыми реалиями российской политики : разгулом ура-патриотической, шовинистической пропаганды, конфронтацией с Западом, событиями в Крыму, Донбассе, Абхазии, Южной Осетии, разгромом оппозиции и.т.д. Дескать у власти сейчас именно те силы, которые были подавлены в 93-ем. Теперь они взяли реванш и посмотрите, что творится.

Нынешние реалии перечисляются верно, однако моя оценка остаётся прежней. Расстрел Белого дома был одним из важнейших этапов установления безальтернативной номенклатурно-олигархической системы, представляющей собой симбиоз высшей бюрократии, крупного капитала, спецслужб и мафии.

Октябрь 93 -го был не перечёркиванием августа 91-го, а его логическим продолжением. Просто люди, прорвавшиеся к власти в постсоветской России, показали своё истинное лицо. Искренние сторонники демократии, случайно вынесенные волной перемен наверх, были быстро вытеснены на обочину. Руцкой и Хазбулатов, формально возглавлявшие октябрьское восстание, были не альтернативой системе, а конкурентами ельцинской группировки в борьбе за власть. Правда в этой борьбе они были вынуждены искать поддержки у разгневанных происходящим в стране народных масс. А среди этих масс были самые разные силы, в том числе и готовые к самопожертвованию. Производство симулякров тогда ещё не наладили.

 

Тем не менее, восстание 93 года в любом случае было обречено на поражение. Во первых, несмотря на присутствие пассионарных элементов, его также контролировала номенклатура. Во вторых, участники действовали чисто на эмоциях без каких-либо представлений о будущем и ориентации в современном мире. В целом, произошедшее можно охарактеризовать, как внутривидовую схватку номенклатуры и уничтожение тех, кто мог сопротивляться новой власти с оружием в руках. Дальнейшая история российского государства представляет последовательное развитие системы окончательно утвердившейся после кровавой расправы в октябре 93-го. Всё её политические метаморфозы есть средство удержания захваченной власти и собственности. Власти не только над государственными институтами, но и над сознанием общества.
 

Сделать репост в соцсети:

новости

новости | раздел

Форум «Свободная Россия» попросил FIFA отменить проведение чемпионата мира по футболу в 2018г. в РФ

16.12.17

 Мотивация просьбы очевидна. РФ сегодня является, наряду с Ираном и КНДР, государством, которое провоцирует цивилизацию на новую мировую войну....

новости | раздел

Против поэта-вольнодумаца из Орловщины Александра Бывшего возбуждено третье уголовное дело

19.11.17

 19 октября с Александра  местным ФСБ была взята подписка о невыезде из Кром (поселок в Орловской области, где он живет со стариками-родителями)...

новости | раздел

Айдер Муждабаев : Макаревич решил заменить «крымнашиста-клавишника» на гастролях в Киеве

11.11.17

 Айдер Муждабаев сообщает, что на гастролях «Машины времени» в Киеве клавишник группы Андрей Державин, подписавший в 2014г. «...

блоги

карикатура недели

Валерий Отставных

журналист

11.09.2017 18:14

Матильда или Смерть?

Екатерина Мальдон

гражданская активистка

02.02.2017 13:25

Хотите политубежища в цивильной Европе? Добро пожаловать к батьке в Беларусь!

Андрей Пионтковский

политолог

26.10.2016 10:40

Путин проиграл все свои внешнеполитические войны

Михаил Аншаков

правозащитник

28.10.2017 14:43

Все было хорошо пока не пришла Собчак

28.11.2017

цитата дня

 Забудьте вы уже слово «выборы»! Право на выбор нам надо завоевать (ну, если кому надо). А пока что мы заложники в плену у бандитов. Это надо повторять себе с утра, вставши у зеркала. Заложники в плену у бандитов. Тоскливо? Кто бы спорил. Но позора в этом как раз нет: позорно делать вид, что все в пределах нормы. Адекватное восприятие реальности огромный первый шаг в завтрашний день. А если у вас есть общие планы с администрацией концлагеря, вам никогда не выйти на свободу.

Виктор Шендерович, писатель, публицист